Покорить гору нельзя, можно только взойти
на нее





Альпинист Иван Аристов:
Жители Кубани все чаще предпочитают проводить выходные и отпуска в уединении. По данным компании МТС, нынешним летом абоненты на 15% чаще, чем в 2016 году, отправляются не на популярные морские курорты, где даже полотенце на пляже кинуть некуда, а в горы или не сильно разрекламированные в инстаграме места. Например, в хутор Гуамка.

О том, что интересного там можно увидеть и чем заняться, мы узнали у альпиниста с 40-летним стажем Ивана Аристова. 10 лет назад он основал в этих краях Клуб приключений и Школу альпинизма, чуть позже построил отель «Вершина». И с тех пор не просто влюбляет своих подопечных в горы, а учит, как сделать так, чтобы они ответили взаимностью: то есть позволили взойти и вернуться домой.

В рамках проекта #МТС_ИсторииВЛицах, цель которого - рассказать об удивительных людях, нам удалось не просто взять интервью у покорителя Эвереста и четырехкратного призера чемпионатов РФ по альпинизму. Но и получить от него мастер-класс в горах, а заодно почувствовать себя немного героем фильма «Скалолаз».
В детстве мечтал покорить три тополя
Основной вопрос, который всегда приходит в голову рядом с такими людьми: «Как вы стали этим заниматься?». И чаще всего в ответ можно услышать «Случайно!»
- Я жил в месте, где вообще нет гор, - в Темрюке. Но недалеко от моего дома росли три тополя, и я, сколько себя помню, мечтал на них залезть. Лет в 10, наконец, поборол страх: сначала забрался на один, потом на другой... Падал не единожды, но меня все равно продолжало тянуть куда-то залезть. Потом увидел фильм «Взойти на Ушбу» - про группу советского альпиниста Владимира Моногарова (кстати, его маршрут с 1972 года никто так и не решился повторить). И эта идея снова во мне засела.

В девятом классе я с другом пошел в поход на Собер-Баш, там и встретил серьезных, настоящих альпинистов. Ребята решили на лыжах покататься. Их истории, снаряжение - мы смотрели на них с открытыми ртами. Это было каким-то подарком судьбы! Наши новые знакомые позвали нас в секцию, правда, с условием: в дневнике не должно было быть ни одной тройки. Мотивация! Школу я окончил с одной четверкой. Так все и закрутилось.
К счастью, тогда альпинизм был немного доступнее. Сейчас одни ботинки стоят около 20 тысяч, а минимальный набор одежды - 80. Оборудование: карабины, веревки - тоже немалая статья расходов. В советское же время этот вид спорта был массовым, в горы шли и студенты, и учителя, и родители с детьми. Снаряжения почти не было, без слез иностранные альпинисты на нас смотреть не могли. Что-то сами мастерили, конструировали, что-то покупали. Но выглядело это все нелепо, конечно.

А еще на одном только Кавказе действовал не один десяток альплагерей, которые контролировали профсоюзы. Путевки туда были доступные, многие и вовсе бесплатно доставались. Главное - в горы выпускали только подготовленных людей. Разрешение на восхождение давала целая группа специалистов: инструктор, врач, руководитель отряда спасателей. А сейчас все это стоит огромных денег, мало какой студент может себе позволить. При этом в горы на законодательном уровне может отправиться любой. И в одиночку, и без подготовки. Только расхлебывать это потом приходится МЧСникам.
Лезу по скале и по телефону разговариваю
Правда, у нас в Краснодарском крае все не так плохо. Федерация скалолазания России, например, устраивает в Гуамке бесплатные фестивали для детей. А Школу альпинизма для взрослых финансирует Министерство спорта Кубани.
Из бюджета нам платят
2,5 тысячи рублей в день
на человека. Но по факту
это покрывает всего 5%
от всех затрат.
- Как к нам попасть? Легко! Нужно всего лишь подать заявку через Интернет. Смена для новичков длится 10 дней, для тех, у кого есть опыт, - 15. Первые пять суток все проходят курс подготовки на месте, а после восходим на Фишт. И все это бесплатно. При этом денег в нашу Школу пришлось вложить немало. Про стоимость снаряжения и оборудования я уже рассказывал, а ведь мы полностью обеспечиваем им участников. Квалификация гидов, которые работают в Школе, - не ниже кандидата в мастера спорта по альпинизму. Такие затраты смогли потянуть исключительно благодаря основному семейному бизнесу - мебельной фабрике. Из бюджета нам платят 2,5 тысячи рублей в день на человека.но по факту это покрывает всего 5% от всех затрат.
Но, знаете, что? Безмерно горд тем, что люди по-прежнему интересуются альпинизмом, несмотря на то, что его почти нигде не рекламируют. В отличие от футбола, например. Но стоит мне написать на своей странице «ВКонтакте» о наборе группы, как народ тут же активизируется. Добавляется, интересуется. Вообще Интернет - величайшее достижение. Если, конечно, его используют правильно. Здесь, в Гуамке, нам очень помогает МТС. Почти на всех наших маршрутах есть связь. Лезу по какой-нибудь скале, а мне звонят в этот момент. Раньше сложно было отвечать: одной рукой держусь, другой в карман лезу. А сейчас мобильник прямо в часах: нажал носом кнопку и разговариваю. Удобно! Да и с точки зрения безопасности важно. У нас за 10 лет никаких ЧП не было, но возможность позвонить, вызвать помощь в случае чего всегда должна быть.
Рекорд на Эвересте
Арестов признается: об Эвересте даже не мечтал. Точнее, в себе-то он был уверен, но вот денег таких взять было неоткуда. Одно только разрешение от правительства Непала на восхождение стоит $10 тысяч. Но - снова случайность. «Снежный барс» пришел к генералу МВД Юрию Агафонову, с которым они уже вместе ходили в горы и тесно общались, спросил, возможно ли организовать экспедицию на один из восьмитысячников.

- Какой - уже не вспомню. А Юрий Александрович неожиданно спросил, почему не Эверест. Я-то даже предлагать боялся, все-таки стоимость такого проекта колоссальная. Но спустя год подготовки все случилось: он смог убедить министра взять нас в сборную и профинансировать экспедицию.

Все это время мы готовились, тщательно отбирали людей в команду. Критерии - не только выносливость, опыт, но и способность слушаться приказов. Мы - команда, случись что с одним, могут пострадать и другие. Конечно, некоторые обиделись, но такова судьба инструктора, руководителя группы. Это оправданная жесткость, на кону - жизни. А это важнее покорения любой высоты. Мы же не берем случайных людей в группу. Все дружим, знаем жен, детей друг друга. И понимаем, что любая самонадеянность может обернуться трагедией.
На Эвересте команда поднялась в 2000 году. И поставила два рекорда. Во-первых, мы стали первыми в новом тысячелетии. Во-вторых, зашли все 12 человек из 12. Такого еще не случалось! На вершину мира, как ее называют, ходят с севера и с юга. С обеих сторон в тот раз шли примерно по 14 команд. Каждая мечтала забраться раньше остальных, конкуренция была невероятной. Но, когда разыгралась непогода, только мы решили не пережидать ее, а идти. Это было не безрассудство, а тщательно продуманный план. И, когда мы достигли цели, испытали такое невероятное облегчение, такое счастье! И моральное, и физическое облегчение. Не нужно больше делать ни шага наверх, не нужно соревноваться.

Через полчаса двинулись обратно. Когда встречали группы внизу, они нам хлопали, каждый жал руку, обнимал. И все это искренне, несмотря на проигранную гонку, как может быть только в горах. Но знаете, что я скажу. Мгновение радости скоротечно. Поэтому всегда нужно получать удовольствие от процесса, от пути, а не конечной точки.
Только, пожалуйста, не пишите, что мы покорили Эверест. Альпинисты никогда так не скажут. Мы взбираемся на вершину. С почтением.
И там, на Эвересте, и во время любого из наших походов, важно, чтобы человек стал лучше себя вчерашнего, поднялся на ступеньку выше. Здесь нет соревнований между участниками, каждый должен соревноваться только со своими слабостями и страхами. Есть соревновательные виды спорта, но альпинизм в их число не входит. Он толкает на самосовершенствование.

Через нашу Школу за это время прошло немало людей, за жизнью большинства я слежу. И не знаю среди них ни алкоголиков, ни наркоманов, ни воров. Можно сказать, что мы куем настоящих людей. Это ведь очень важно. У меня шестеро внуков, и мне очень хочется, чтобы они жили рядом с нормальными, адекватными и порядочными людьми. Называйте это миссией, но для меня это основная цель.
КСТАТИ
Такого экстремального развлечения, как в Гуамке, на юге больше нет. 150-метровый подъем по скале, где нужно передвигаться с помощью страховочных веревок, естественных выступов и железных скоб, а следом - 250-метровый трос, по которому нужно прокатиться над пропастью. «Троллей» и «Виа феррата» - все это подсмотрено у итальянских коллег. Острые ощущения гарантированы!
Гуамка и Мезмай находятся в горных районах - там, где обеспечить стабильную связь и интернет крайне сложно из-за неровного ландшафта и «слепых зон» для радиосигнала. Компания МТС зафиксировала прирост туристов-пользователей со смартфонами в этих районах и установила новые базовые станции, чтобы ускорить работу мобильного интернета. В большинстве таких населенных пунктов доступ к мобильному интернету у жителей и туристов появился впервые. В результате, с начала лета как местные, так и отдыхающие все активнее пользуются интернетом. В среднем, ежемесячный рост «сетевых аппетитов» составляет до 50%. Такое увеличение происходит, в основном, за счет видеоконтента, который отдыхающие выкладывают в сеть.
На пути к вершине

Текст: Татьяна Черникова
Фото: Татьяна Черникова, личный архив Ивана Аристова
Видео: Дмитрий Данилкин

Made on
Tilda